Главная страница arrow Храм arrow Новости храма arrow А.А.Мановцев. К вершине царского пути (часть 1)
Бутовский полигон
Святые новомученики
ГУЛАГ
Судьба человека
Храм
История храма
Новости храма
Фотографии
Расписание богослужений
Мемориальный центр "Бутово"
Буклет
Архив документов
Списки пострадавших
Карта сайта

Собор Бутовских новомучеников

Храм Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Новый каменный храм.

Rambler's Top100

А.А.Мановцев. К вершине царского пути (часть 1) Печать E-mail
10.09.2008 г.
А.А.МановцевПаломническая поездка летом 2008 года была посвящена 90-летию мученической кончины царской семьи. Здесь мы помещаем ряд очерков о заточении и последних 11 месяцах жизни царственных страстотерпцев вместе с рассказами о посещении нашей паломнической группой соответствующих памятных мест. Свой маршрут мы начали с Тюмени, но стоит вспомнить и то, как царская семья оказалась в этом городе.

Царская семья по дороге в Тюмень

Паровоз - начала ХХ века. Фото С.М. Прокудина-Горского В Сибирь семья последнего императора была отправлена, скорее всего, по банальной мстительности тех, кто принимал это решение. Николай II еще совсем недавно лишал свободы и посылал за Урал «ревнителей свободы», а теперь сам туда должен быть  ехать как арестант. Очевидно, тем самым участь царской семьи становилась предрешенной... См. об этом подробнее в книге П.В. Мультатули «Свидетельствуя о Христе до смерти...» (в 2008 г. вышло третье издание этой книги), в главе второй: «Керенский и судьба Царской Семьи».

Отъезд из Царского Села состоялся рано утром 1 августа по ст.ст. 1917 г., на следующий день после дня рождения цесаревича. До Тюмени ехали на специальном поезде - догадаться, кто едет, было нельзя. Поезд ехал без остановок (лишь порою на маленьких станциях набирали воду), но время от времени в безлюдной местности царственным узникам давали возможность прогуляться вдоль железнодорожного полотна - поезд при этом медленно шел за ними.

Анастасия Николаевна писала с дороги Сиднею Гиббсу (учителю английского языка, впоследствии приехавшему к царской семье в Тобольск):

«Выехали мы рано утром. А после того, как сели в поезд, я легла спать, как все наши. Мы очень устали, потому что накануне ночью не спали всю ночь. Первый день было очень жарко и пыльно. На станциях приходилось закрывать шторы на окнах, чтобы никто не мог нас видеть. Однажды вечером я смотрела из окна. Мы остановились возле маленького домика, но никакой станции мы не видели. К моему окну подошел маленький мальчик и спросил: «Дяденька, дай, пожалуйста, газету, если у тебя есть». Я ему ответила: «Во-первых, я не « дяденька», а «тетенька», а во-вторых, газеты у меня нет». Сначала я не поняла, почему он назвал меня «Дяденькой», но потом вспомнила, что у меня коротко острижены волосы (после болезни), и мы с солдатами, которые стояли у окна, расхохотались». (Кристина Бенаг. «Англичанин при Царском Дворе». СПб 2006 г., стр.153; более подробно это письмо приводится в недавно вышедшей книге Андрей Никульский. «Ее Императорское Высочество Великая Княжна Анастасия Николаевна Романова». М. 2008г., стр. 198.)

Река Сылва, которую упоминает Государь в своем дневникеВ этом эпизоде чувствуется хорошее расположение конвоиров к ссыльным. Действительно, начальник Отряда Особого Назначения, полковник Е.С Кобылинский, отвечавший за охрану царя и его семьи в Царском Селе и делавший все, что мог, для облегчения их положения, постарался взять в Тобольск солдат, расположенных к Романовым (число охранников должно было составлять 300 человек). Это не совсем ему удалось, но первое время узники чувствовали большое облегчение по сравнению с напряженной атмосферой, царившей во время заточения в родном дворце...

Лишь в поезде семья узнала место своего назначения - Тобольск. Ранее им было сказано только, что нужно взять с собой теплые вещи, а ехать дня четыре. В прощальном письме А. Вырубовой, написанном в день отъезда из Царского Села, Государыня поделилась своим предчувствием, полностью оправдавшимся впоследствии: «святой зовет нас» (святитель Иоанн Тобольский (1651-1715) - последний из 11 святых, прославленных в правление императора Николая, см. С.В. Фомин «Последний царский святой», М.2003).

За царственными страстотерпцами в Сибирь добровольно последовали 10 человек свиты и 30 человек прислуги. Многих из них также постигла трагическая участь, но многие остались в живых, эмигрировали, и после  них сохранились книги воспоминаний или показания следствию об убийстве царской семьи.

Река Сылва, которую упоминает Государь в своем дневникеВот что показывала следователю Н. Соколову Елизавета Эрсберг, помощница Александры Теглевой, молодой няни великих княжон: «Переезд наш в Тобольск протекал в хороших условиях. Мы ехали в удобных вагонах<...>Настроение было хорошее. Дети были веселы. Сама поездка, конечно, создавала такое настроение, в особенности, быть может, после жизни в Царском, где было неспокойно в последнее время. Однако я не могу забыть одной шутки тогда Алексея Николаевича. Играя с нами в карты, он, шутя, сказал: «Э, братцы, стойте! И от тюрьмы не уйдем»». («Русский архив», вып. VIII, М. 1998 г., стр. 138). Теглева вторила словам своей помощницы: «Ехали мы с удобствами, в хороших вагонах, и без приключений. Только один раз нас где-то остановили и, кажется, не хотели пропускать. Но все обошлось благополучно». (Там же, стр. 122).

Как всегда, Государь и Государыня аккуратно (и очень кратко) записывали, каждый в свой дневник, как проходили дни. Так, на третий день поездки (3 августа по ст.ст. 1917 г.)  Государь записал: «Проехали Пермь в 4 часа (дня - А.М.) и гуляли за городом Кунгуром вдоль реки Сылвы по очень красивой долине». Государыня указывает и время прогулки: с семи вечера до половины восьмого. Судя по тому, что и в других случаях фигурируют полчаса на прогулку, это было сроком, отведенным царской семье для гуляний во время поездки.

К Тобольску в начале ХХ века железнодорожной ветки не было. Нужно было ехать до Тюмени и дальше плыть по р.Туре до р.Тобол и далее до Иртыша, на котором и стоит Тобольск.

 

Продолжение следует...


 
« Пред.   След. »