Главная страница arrow Судьба человека arrow Шпионаж на вершинах
Бутовский полигон
Святые новомученики
ГУЛАГ
Судьба человека
Храм
Расписание богослужений
Мемориальный центр "Бутово"
Буклет
Архив документов
Списки пострадавших
Карта сайта

Собор Бутовских новомучеников

Храм Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. Новый каменный храм.

Rambler's Top100

Шпионаж на вершинах Печать E-mail
02.05.2006 г.

Эльбрус. Фотография со склонов горы Донгузорун.
У подножия гор — пос. Терскол

Я... “сердце оставил в синих горах” , — сказал о себе Юрий Визбор, сын расстрелянного на Бутовском полигоне И. И. Визбора. К словам любимого всеми барда могли бы присоединиться и те, о ком пойдет впереди речь.  Визбор Иосиф Иванович, отец Юрия Визбора, литовец, хотя в следственном деле записан как латыш; в 1917 г. бежал в Россию, принимал участие в революции и гражданской войне, работал в органах ВЧК; перед арестом — следователь в ОБХС московской милиции. Ему вменялось в вину, что он поддерживал связь с родителями, жившими за границей; отец его, т. е. дедушка Юрия Визбора, жил в Литве, бабушка — в Париже; она была оперной певицей (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-56442; Биографические сведения о И. И. Визборе см. в Книге Памяти “Бутовский полигон” . Вып. 2. С. 117).

Странный народ — альпинисты! Как будто мало им было опасностей в 30-х гг., подстерегавших их на каждом шагу. Нет, за тысячи километров от дома они искали себе дополнительных трудностей; рискуя жизнью, поднимались на высочайшие вершины, обмораживались, падали в трещины на леднике, попадали в лавины. Ничто не могло умалить их любовь к горам и жажду открывать неисследованное. Ведь 20—30-е гг. были годами открытий и первовосхождений. Большинство горных вершин Кавказа, Памира, Тянь-Шаня до начала 20-х гг. еще не были покорены человеком. Белыми пятнами на карте оставались целые горные хребты.

Первым спланированным и успешно проведенным восхождением в России считается восхождение 1788 г., когда русский чиновник Даниил Гаус с частью команды экспедиции Биллинса поднялся на Ключевскую сопку (4861 м). В 1829 г. была подготовлена экспедиция Российской Академии наук с целью изучения подходов и покорения Эльбруса (5642 и 5629 м) (Местное историческое название Эльбруса — Минги-Тау, еще ранее — Шат-Гора.) Тогда из 600 участников экспедиции на восточную вершину Эльбруса смог подняться только кабардинец Илар Хаширов.

Дальнейшие восхождения можно перечислить по пальцам. Во второй половине XIX и начале XX в. ряд вершин в нашей стране были покорены иностранцами, в основном немцами, австрийцами и швейцарцами. Это был тогда спорт аристократов, богачей, которые могли позволить себе обзавестись дорогостоящим снаряжением и нанять проводников и носильщиков. В истории дореволюционного альпинизма сохранилось не более десятка имен наших соотечественников-восходителей. В 1923 г. под руководством профессора Тифлисского университета Г. Николадзе группа из 18 человек совершила первое массовое восхождение на Казбек, которое принято считать началом советского альпинизма.

Конечно, альпинисты 20—30-х гг. были во всем людьми своего времени. Об этом говорят даже названия, которые давали они вновь открытым вершинам: пик Сталина, пик Ленина, пик Крупской, гора Комсомолец, пик Дзержинского, Ягоды, Коминтерна, Ворошилова, Цурюпы, пик Октябрьский и т. д. Политические страсти, бушевавшие на равнине, не оставляли восходителей и в горах, заставляя их порой совершать диковинные поступки. Так, в придачу к тяжеловесному альпинистскому снаряжению тех лет они втаскивали на семитысячники бронзовые бюсты вождей; на стоянках под руководством непременного помполита устраивали читки газет и клеймили очередных “врагов народа” . Думали ли альпинисты тех лет, что сами вскоре станут жертвами режима, которому верно служили? Чем отблагодарила их Родина, ради которой они совершали спортивные и научные подвиги?!.

В последние годы по мере просмотра следственных дел открылась судьба многих виднейших наших горовосходителей, пострадавших в годы репрессий.

Первым в этом ряду следует назвать заслуженного мастера альпинизма Василия Логиновича Семеновского. Его имя известно отечественным и зарубежным географам и альпинистам. Жизнь его наполнена бурными, подчас даже загадочными событиями. В. Л. Семеновский родился в 1884 г. в г. Кашине Тверской губернии в дворянской семье. Он получил высшее (по некоторым данным, незаконченное) образование, знал несколько языков. Своей профессией он называл журналистику, хотя находился долгие годы на дипломатической работе. Рано приобщившись к политике, с 1904 г. стал членом партии эсеров. Подвергался арестам в 1903, 1905 и 1906 гг. В последний раз был осужден на длительный срок заключения, но в 1907 г. бежал из тюремной больницы и, благополучно добравшись до Москвы и родного Кашина, сумел затем нелегально перейти границу и обосновался в Швейцарии. Там В. Л. Семеновский увлекся альпинизмом, проявив при этом незаурядные способности. Сдав специальный экзамен, он стал квалифицированным проводником и совершил множество восхождений в Швейцарских и Австрийских Альпах. Все же его дальнейшие планы были связаны с Россией. В 1913 г., выполняя какие-то партийные поручения, он нелегально вернулся на родину, но пробыл здесь всего 2,5 месяца. После разгрома подполья, с которым он был связан, и кратковременного ареста (через три дня его отпустили) он снова бежал заграницу и поселился в Праге. Вскоре началась 1-я мировая война. Семеновский был арестован и отправлен в лагеря, где находился до 1918 г. После освобождения из плена он добрался до Вены, устроился там чернорабочим при издательстве “Коммунистическая библиотека” , вступил в австрийскую компартию. С 1920 по 1931 г. он работает в полпредстве Вены, сначала в качестве делопроизводителя, затем — секретаря консульского отдела. Из Вены В. Л. Семеновского переводят в Гамбург, где в 1931—1935 гг. он занимает должность вице-консула. В 1935 г. Семеновский окончательно возвращается в Советский Союз и приступает к обязанностям референта при консульском отделе Наркомата иностранных дел. Он получает трехкомнатную квартиру в центре Москвы в ведомственном доме НКИД, где поселяется с женой, переводчицей Академии наук СССР. В. Семеновский в форме бойца РККА, подаренной ему учащимися школы альпинизма в Терсколе. Лето 1936 г.

Дипломатическую службу за рубежом и на родине В. Семеновский успешно совмещал с занятиями альпинизмом. Начиная с 1925 г. он регулярно приезжал в СССР и совершал восхождения в горах Кавказа и Памира. В 1928 г. вместе с немецкими альпинистами он поднимается на главную вершину Шхары (5068 м), совершает первовосхождение на вершину Тот-Тау (4100 м); в 1929 г. в группе известного немецкого альпиниста В. Меркля первым из советских горовосходителей ступает на южную вершину грозной Ушбы (4698 м). В 1930 и 1931 гг. следует еще ряд первовосхождений на Кавказе и на Тянь-Шане (в Заилийском Алатау). В возрасте 51 года он поднимается на вершины: Гестолу (4869 м), Дых-Тау (5203 м), Коштан-Тау (5 145 м) и по стене — на Ляльвер (4350 м).

Семеновский придавал исключительное значение развитию массового альпинизма, подготовке высококвалифицированных кадров инструкторов альпинизма. В 30-е гг. он был первым человеком, который организовывал и проводил учебные альпинистские сборы. У подножия Безенгийской стены он основал передвижную школу по подготовке инструкторов, которую тогдашняя альпинистская молодежь назвала “Рабфак во льдах” . Участники школы открыли новый перевал в Сванетию, совершили три первовосхождения. Семеновский был руководителем первой всесоюзной школы альпинизма 1931 г. в ущелье Адыл-Су и в 1932 г. — второй всесоюзной школы в Балкарском ущелье. В 1934 г. он руководит курсами по переподготовке инструкторов альпинизма в Чегемском ущелье. По инициативе Семеновского и подРуководители Терскольской школы альпинизма РККА (слева направо): зам. нач. В. Семеновский, нач. А. Гланцберг и нач. штаба Разумовский его руководством в 1935 г. проводится 1-я альпиниада ВЦСПС (200 начинающих альпинистов и 12 спортивных групп). Тогда же он поднимается с участниками альпиниады на семь вершин. В 1936 г. Семеновский руководит 2-й альпиниадой (400 начинающих альпинистов, 50 спортивных групп и 184 подготовленных инструктора). Участниками этой альпиниады были взяты такие выдающиеся вершины, как Хан-Тенгри на Тянь-Шане (6995 м), западная Мижирги (5 025 м), Шхельда (4 320 м), западная Шхара (5057 м) на Кавказе. 

При активном участии Семеновского было создано в 1928 г. Общество пролетарского туризма и экскурсий — ОПТЭ, где он стал первым председателем Центральной горной секции, а с 1936 г. после упразднения Общества — председателем секции альпинизма при Туристско-экскурсионном управлении (ТЭУ) ВЦСПС.

В. Семеновскому в 1934 г. в числе первых было присвоено звание мастера альпинизма, а в 1936 г. он первым в стране стал заслуженным мастером альпинизма. Весной 1937 г. отмечалось тридцатилетие “выдающейся альпинистской деятельности” Семеновского. В журнале “На суше и на море” была напечатана его спортивная биография и поздравления председателя секции (затем федерации) альпинизма Всесоюзного спорткомитета при СНК СССР Н. В. Крыленко. Заслуженный мастер альпинизма, ученый, доктор государственных и общественных наук Николай Васильевич Крыленко был также арестован и 29 июля 1938 г. по приговору Военной коллегии ВС СССР расстрелян, но не на Бутовском полигоне, а на соседнем спецобъекте НКВД “Коммунарка” . Нарком юстиции СССР, Крыленко являлся одним из виднейших государственных деятелей: в 1917 г. он — Верховный Главнокомандующий, в 1918—1931 гг. — Председатель Верховного трибунала, Прокурор РСФСР, в 1931—1936 гг. — нарком юстиции РСФСР (затем СССР), чл. ЦКК ВКП(б). Одновременно он увлекался такими элитарными видами спорта, как альпинизм и шахматы, достиг в них больших успехов и в секциях занимал руководящие посты. Путешествиями в горах Крыленко увлекся, как и Семеновский, в эмиграции, поднимаясь на вершины в Татрах и Альпах. Первое восхождение на родине он совершил в 1927 г. на восточную вершину Эльбруса, в 1930 — на западную. С 1928 по 1934 г. Крыленко возглавлял альпинистские отряды экспедиций АН и СНК на Памире, где была проделана большая научно-исследовательская работа. Им написано более ста научных работ, а также книги по альпинизму и результатам пяти Памирских экспедиций. На счету Крыленко 15 первовосхождений. Его именем названы на Памире две вершины, перевал и ледник в верховьях ледника Федченко. Жизни Крыленко посвящено несколько книг. (Сведения о нем см. в Книге памяти жертв политических репрессий «Расстрельные списки. Москва, 1937—1941. “Коммунарка” , Бутово». М., “Мемориал” —”Звенья” . 2000. С. 225).

Незадолго до трагических событий Семеновский писал по поводу процесса антисоветского троцкистского центра: “Нет в человеческом лексиконе слов, чтобы выразить чувство отвращения к троцкистским гадам. В 1936 г. пролетарский суд по требованию народа приговорил к расстрелу банду Зиновьева—Каменева; такого же справедливого приговора заслуживают и фашистские наймиты, заклятые враги нашей родины: Пятаков, Радек, Сокольников, Серебряков и другие". (В. Семеновский. Оберегать жизнь вождей // На суше и на море. 1937. № 2.)

Поистине, не судите, да не судимы будете.

Беда пришла за несколько месяцев до ареста. С июня 1937 г. В. Л. Семеновский уволен из Наркомата иностранных дел и числится человеком “без определенных занятий” . Тем не менее он все лето провел на Памире и в свои 53 года даже предпринял попытку подняться на вторую по высоте вершину страны — пик Ленина (7 127 м). Он шел в одной связке с Г. Розенцвейгом, альпинистом, врачом Памирской экспедиции, и делил с ним на двоих одну палатку (вскоре он разделит с ним и общую участь на Бутовском полигоне). На высоте свыше 6 000 м Семеновский почувствовал себя плохо и вынужден был спуститься вниз. Это было второе советское восхождение на пик Ленина (первое восхождение состоялось в 1934 г.). В 1937 г. группа из восьми сильнейших альпинистов под руководством Л. Л. Бархаша поднялась на вершину, двое заболевших спустились вниз. На счету Бархаша было не одно первовосхождение в горах Кавказа и Памира. Известный спортсмен, заслуженный мастер альпинизма Л. Л. Бархаш в 1937 г. был также арестован. Его уголовно-следственное дело составляют четыре пухлых тома. По делу проходят более пятидесяти человек — альпинистов и сотрудников разгромленного за год до этого ОПТЭ. Бархаш был приговорен к 7 годам ИТЛ. В 1946 г. он освободился, но в 1950 г. его снова арестовали “за участие в контрреволюционных выступлениях”; он попал в лагерь строгого режима. И в лагере, и после него он работал геологом в Приуралье. С 1962 г. жил в Москве, умер в 1974 г.  До 5 сентября Семеновский находился на Памире, затем вернулся в Москву и занялся разными текущими делами. Но тучи на политическом небосклоне сгущались. Ближайшее будущее не предвещало ничего хорошего.

В то лето в Приэльбрусье в красивейшем ущелье Адыл-Су работал начальником учебной части первой школы инструкторов альпинизма Петр Николаевич Заричняк. Уроженец Галиции (прежде — Австро-Венгрии), испытавший немецкий плен, фильтрационный лагерь, арест и заключение в 1932—1933 гг., он уехал в Нальчик, надеясь скрыться там от всевидящего ока ОГПУ-НКВД. В 1934—1937 гг. он совершал уникальные восхождения, обучал молодых альпинистов, разрабатывал методику горно-спасательной службы. Но 28 июля 1937 г. прямо в альплагере “Адыл-Су” его, а с ним еще двенадцать инструкторов альпинизма (Ф. Зауберера, Ф. Кропфа, В. Раделя, Г. Деберля и других) арестовали и доставили в тюрьму г. Нальчика. Судьба их сложилась по-разному. Заричняк обвинялся “в связях с представителями гестапо, приезжавшими под видом зарубежных альпинистов в СССР в 1935—1937 гг.” Это обвинение будет перекочевывать потом из дела в дело альпинистов, арестованных в 1937—1938 гг. Заричняка расстреляли в октябре 1937 г. по постановлению тройки НКВД Кабардино-Балкарии. Затем последовали аресты в Москве.

Семеновский был арестован в своей квартире в ночь с 6 на 7 ноября. При обыске были конфискованы три пишущие машинки “Ундервуд” (две из них, как замечено в деле, с латинским алфавитом), три фотоаппарата и аппарат для показа слайдов, иностранные денежные знаки, какие-то загадочные “фашистские фотокарточки” , браунинг с 27 патронами и др. Его, как и всех арестованных в Москве альпинистов, доставили в Таганскую тюрьму, известную зверскими избиениями на допросах. В справке на арест Семеновского говорилось, что “4 отд. НКВД по МО вскрыта и ликвидируется контрреволюционная фашистско-террористическая организация, существующая среди альпинистов и туристов”. Семеновского стали “раскручивать” как основное лицо этой организации.

Его обвиняли в том, что в 1935 г. он завербовал Зауберера, Заричняка, Слуцкина, Розенцвейга, Харлампиева, Левинсона и других, преданных своему делу альпинистов тех лет. “Шпионское” дело с соответствующей терминологией и смехотворными уликами — выдумками зам. начальника 9 отделения 4 отдела УГБ по МО, следователя Березкина — начало разрастаться и набирать ход. (Например, паролем “шпионской организации” был назван пароль “Горы”; “связным” в деле записан альпинист Бархаш и т. д.) Семеновский обвинялся еще в том, что послал Бархаша в Тегенекли для совершения теракта над членами правительства Кагановичем и Андреевой, когда те должны были приехать отдохнуть и “немного заняться альпинизмом” . (Кроме них, по словам следователя, “немного заняться альпинизмом” приезжали еще Орджоникидзе и Ворошилов.)

В 1937 г. за альпинистский сезон в горах погибло 17 человек и было получено в результате разных ЧП много тяжелых травм. Обвиняемому Семеновскому заодно приписано было умышленное “совершение катастроф в горах” и нарочитое их “неразбирательство”.

Измученный допросами, Семеновский признал себя виновным и подписался под всеми обвинениями, предъявленными ему. Конечно, уже много говорилось о том, как проходили допросы обвиняемых, в частности, в Таганской тюрьме. Но приведем все же отрывок из письма молодого 24-летнего альпиниста Олега Кауфмана. Он проходил по тому же “шпионскому” делу альпинистов, что и другие, но, к счастью, не был расстрелян; его сослали на прииски в Дальневосточный край, в район бухты Нагаева сроком на 10 лет. В 1940 г. во время обманчивой бериевской реабилитации он пишет с Дальнего Востока всесильному наркому внутренних дел: “ ...Следователь (фамилию свою он назвать отказался) начал угрожать мне расстрелом, всячески запугивал меня и, наконец, видя, что это ни к чему не приводит, применил самый дикий мордобой. Вконец изнуренный многочасовым допросом, избитый и морально подавленный, не видя другого выхода, я вынужден был подписаться в совершении преступлений, мной не сделанных”...

Без сомнения, именно так были “выбиты” подписи и Семеновского, и всех других альпинистов. Василий Логинович Семеновский был расстрелян на Бутовском полигоне 28 февраля 1938 г. — в день, когда было казнено 562 человека. (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-29662; “Бутовский полигон” . Вып. 5. С. 221.)

За двое суток до ареста Семеновского 4 ноября 1937 г. был арестован 25-летний инструктор альпинизма ЦДКА Олег Корзун. Известны имена по крайней мере трех альпинистов, носящих ту же фамилию: сам Олег, его сестра Ирина и Виктор. По делу о “шпионско-фашистской организации альпинистов” проходит один Олег Корзун. Ему, кроме обвинений в шпионаже, связанных со знанием гор в приграничных местностях, приписывалась еще “подготовка террористического акта на Красной площади во время прохождения колонны альпинистов”. Во главе колонны, по показаниям О. Корзуна, якобы должны были идти мастера альпинизма — Бархаш и два друга: Арий (Арик) Поляков и Станислав Ганецкий, слушатели ВВА име- ни Жуковского”. Ганецкий Станислав Яковлевич (Стах), 1911 г. р., начал занятия альпинизмом в 16 лет; тогда в группе Семеновского он поднялся на Эльбрус. Затем Ганецкий принимал участие в Памирских экспедициях под руководством Н. В. Крыленко, совершил несколько первовосхождений на шеститысячники, в 1936 г. поднялся на пик Ленина. В декабре 1937 г. он был арестован как участник контрреволюционной организации, созданной Крыленко, приговорен к ВМН и расстрелян 14.06.1938 г.; захоронен на спецобъекте НКВД “Коммунарка” . (Расстрельные списки. “Коммунарка” , Бутово. С. 96). Арий Поляков был также арестован по делу Крыленко. Он был приговорен к длительному сроку заключения, отсидел в общей сложности 17 лет и остался жить в Норильске, а затем (вот уж гримаса нашей горькой действительности!) стал почетным гражданином этого самого г. Норильска.

Они и “должны были дать несколько залпов по руководителям ВКП(б) и советского правительства, находящимся на трибуне Мавзолея” . “Оружие, — отвечает Корзун на вопрос следователя, — должен был достать Семеновский в одном из посольств, с которым он был ранее связан по работе в НКИД” .

Центральный Кавказ. Шхельда. Вид с юга, подходы с Ушбинского плато.

Центральный Кавказ. Шхельда. Вид с юга, подходы с Ушбинского плато.

Олег Корзун был расстрелян в один день с Семеновским, 28 февраля 1938 г. (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-61359; “Бутовский полигон” . Вып. 1. С. 221.) В день самого массового расстрела на Бутовском полигоне 28 февраля 1938 г. были казнены еще двое инструкторов альпинизма: Владислав Петрович Русанович и Леонид Каминкер (Вольф Исакиевич).Тянь-Шань. Пик Семеновского в Заилийском Алатау. В 1930 г. альпинисты Левин и Гольдовский назвали вновь открытую вершину (4050 м) именем известного альпиниста. Инструктор альпинизма О. Корзун (тюремная фотография). Расстрелян в Бутове 28.02.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск первый. С. 221 и 190)Каминкер, 34 лет, работал зав. отделом Туристско-экскурсионного управления ВЦСПС и занимался, как сказано в его деле, “составлением туристско-фашистских планов для домов туриста, альплагерей, хижин и пр.” Русановичу было 28 лет, по профессии он был художник-график; зимой работал по договорам, а все лето проводил в горах. Сколько прекрасных графических работ он мог бы еще создать, сколько интереснейших маршрутов было у него впереди! Но... приписанный к делу “шпионской организации” , он разделил судьбу своих товарищей-альпинистов. (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-25647 и П-61360; “Бутовский полигон” . Вып. 1. С. 190; Вып. 5. С. 280.)

2 февраля 1938 г. был арестован известный альпинист, один из организаторов Московской центральной горной секции ОПТЭ Соломон Григорьевич Слуцкин, 34 лет. Это был второй его арест. Первый раз его арестовали в 1925 г. по обвинению в “принадлежности к сионистской организации”. Но тогда его через шесть дней отпустили. За плечами у Слуцкина были восхождения, вошедшие в историю советского альпинизма, в том числе траверс с юга обеих вершин Ушбы. Он был Инструктор альпинизма Л. Каминкер (тюремная фотография). Расстрелян в Бутове 28.02.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск первый. С. 221 и 190)парторгом секции и нередко проводил обязательные тогда партсобрания в весьма экзотических условиях, например, на снежных склонах Эльбруса на так называемом “Приюте одиннадцати”. В 1939 г. там был сооружен высокогорный трехэтажный отель для альпинистов — с номерами-люкс и всеми удобствами (теперь от былой роскоши не осталось и следа). Свое название это место получило после вынужденной ночевки одиннадцати горовосходителей; в 1909 г. они укрывались тут от бурана. Верный партиец, Слуцкин обвинялся в том, что, “завербованный Семеновским, собирал и передавал ему летом 1936 г. (в альплагере “Адыл-Су”) сведения об аэродроме в Нальчике, горном аэродроме у села Баксан, о склонах и посадочных площадках, количестве войск, проходящих альпинистскую подготовку в районе Эльбруса, о горных дорогах и ущельях, перевалах, мостах и бродах и наличии питьевой воды”. Соломон Слуцкин расстрелян на Бутовском полигоне 7 апреля 1938 г. (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-61404; “Бутовский полигон” . Наст. вып.).  В один день с ним расстреляны еще два альпиниста, обвиненных в принадлежности все к той же “шпионской” организации альпинистов и туристов — 25-летний студент института инженеров транспорта им. Сталина Анатолий Леопольдович Левинсон (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-29316; “Бутовский полигон” . Вып. 1. С. 257.) и Григорий Львович Розенцвейг, 39-летний врач, доцент МГУ, зав. травматологическим отделением больницы “Медсантруд” (Больница “Медсантруд” у Яузских ворот в Москве с начала 20-х гг. была ведомственной больницей ГПУ-ОГПУ и печально знаменита тем, что в 20-х гг., а в отдельных случаях и в начале 30-х гг. во дворе ее тайно хоронили тех, кто были расстреляны в московских застенках.). Г. Розенцвейг был опытным альпинистом и незаменимым врачом на сложных горных маршрутах. Его статьи о том, как предупредить различные травмы, печатались в спортивных журналах. Со знанием дела и любовью к своим собратьям-альпинистам дает он подробнейшие советы, как вести себя в тех или иных случаях в условиях высокогорья. ВысшимИнструктор альпинизма В. Русанович (тюремные фотографии), расстрелян 28.02.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск пятый. С. 208; Наст. вып.) достижением Розенцвейга как альпиниста было восхождение на пик Ленина в августе 1937 г. (об этом уже упоминалось выше). Но... рассказывая о восхождении на страницах журнала, и доктор Розенцвейг не может обойтись без обязательных для того времени трескучих фраз: «На вершине 7 127 м в 6 часов вечера, — пишет он в завершение статьи, — обнаруживаем бюст Ленина, покрытый красным сукном. Мы кладем рядом с бюстом Ленина экземпляр Сталинской конституции. Отряд поет “Интернационал” . Раздается дружное “Ура!” в честь нашей великой Родины, в честь руководителей партии и правительства, в честь великого Сталина».

Нам не понять теперь, чего тут больше: слепого фанатизма или, может быть, скрытой иронии. Как бы то ни было, никого не спасли ни сильные мира сего, ни верноподданические слова и чувства (Г. Розенцвейг. На пик Ленина // На суше и на море. 1937. № 10; ГА РФ. Ф. 10035. Д. 29219; “Бутовский полигон” . Вып. 4. С. 182.). Дольше всех изИнструктор альпинизма С. Слуцкин (тюремные фотографии), расстрелян 07.04.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск пятый. С. 208; Наст. вып.) альпинистов находился под следствием Август Иванович Гланцберг, 38-летний латыш, технолог Дорхимзавода им. Фрунзе. Герой гражданской войны, военный инженер 1-го ранга, он А. Гланцберг, военный инженер 2-го ранга, нач. школы альпинизма РККА. Расстрелян в Бутове 10.09.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск первый. С. 119)был одним из первых организаторов армейского альпинизма, получившего широкое распространение в середине 30-х гг. В 1935 г. он — один из создателей, а затем начальник школы военного альпинизма в Терсколе, организатор курсов по обучению горному делу командного состава РККА. (В восхождениях отдельными отрядами принимали участие также жены командиров.) А. Гланцберг был дважды отмечен за достижения по организации военных альпиниад приказами наркома обороны К. Е. Ворошилова; также дважды награждался золотыми именными часами. Гланцберга арестовали 8 февраля 1938 г. По постановлению наркома внутренних дел и Прокурора СССР (двойки) он был расстрелян в Бутове 10 сентября 1938 г. (ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-36634; “Бутовский полигон” . Вып. 1. С. 119.).Инструкторы Памирского похода 1936 г.: Д. Гущин, Г. Розенцвейг, Д. Церетелли и А. Джапаридзе. Г. Розенцвейг расстрелян в Бутове 07.04.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск четвертый. С. 182)

Говоря о развитии альпинизма в рядах РККА, нельзя не вспомнить еще одного человека, способствовавшего становлению военного альпинизма в СССР и принимавшего непосредственное участие в самих восхождениях. Он также расстрелян, но не по делам альпинистов, а по делам крупных сотрудников НКВД. Фриновский — это имя часто встречается нам в следственных документах и не сулит ничего хорошего для попавших в жернова судебного производства. Теперь даже трудно связать это имя с понятием “альпинизм” , “горы”. Но такова жизнь, это хорошо известно тем, кто бывал в горах: низкое подчас поднимается выше высокого, большое заслоняется малым. Фриновский Михаил Петрович, командарм 1-го ранга. В органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с августа 1919 г. Перед арестом — первый зам. наркома внутренних дел, нач. ГУГБ и нач. 1 Управления НКВД СССР. Имел множество орденов и наград. Арестован в апреле 1939 г., по приговору Военной коллегии ВС СССР расстрелян 04.02.1940 г. Не реабилитирован.

   

Западный Кавказ, Тебердинский р-н, поляна Гуначхир. Здание школы альпинизма РККА (построено без единого гвоздя). Вдали — вершина Белалакая (Домбай). Фото Ф. Соловьева, инструктора альпинизма, преподавателя Гуначхирской школы. 1937 г.

М. Фриновский, командарм
1-го ранга, зам. наркома внутренних дел. Один из организаторов армейского альпинизма. Расстрелян в Москве 04.02.1940 г.

Позже других альпинистов 16 марта 1938 г. арестовали Георгия Аркадьевича Харлампиева. Ему исполнилось 30 лет. Он был музыкант, валторнист, выпускник Московской консерватории, член Союза работников искусств. Старший брат Георгия, Анатолий, был известным в свое время боксером, основателем нового вида борьбы — самбо. (Теперь мало кто помнит, что слово “самбо” — аббревиатура и расшифровывается как “самооборона без оружия” .) Анатолий занимался и альпинизмом, окончил школу инструкторов в “Адыл-Су” и нередко вместе с Георгием принимал участие в восхождениях. Сам Георгий Харлампиев был высококлассным инструктором альпинизма, сопровождал иностранных восходителей, а кроме того, страстно увлекался фотографией. Он старался запечатлеть и несравненную красоту гор, и разные интересные моменты восхождений, доступные лишь их участнику. Его фотографии украшали страницы и обложки альпинистских журналов. Георгий Харлампиев был особенно любим товарищами-альпинистами. Гок — сокращенно называли его близкие друзья. Он организовал в консерватории секцию альпинизма, с успехом руководил ею и выезжал вместе со своими подопечными в горы. Секция существовала долгие годы и после гибели ее основателя. Молодость многих музыкантов была связана с тренировками в консерваторском спортзале или Царицынском парке, с волнующими летними выездами в альплагеря.

Братья Харлампиевы принимали участие в Памирской экспедиции 1933 г., которой руководил Н. П. Горбунов. Горбунов Николай Петрович, 1892 г. р. — выдающийся государственный деятель, в 20-е гг. — управделами СНК, химик, географ, академик, непременный (ученый) секретарь АН СССР и любитель горных путешествий. С 1928 г. был одним из постоянных руководителей Таджико-Памирских экспедиций АН и СНК. При попытке восхождения на пик Сталина (7 495 м) в 1933 г. получил тяжелое обморожение обеих ног с последующей ампутацией пальцев. Вернулся с предвершинного гребня, не дойдя до вершины примерно 130 м (по высоте). Горбунов был арестован 19.02.1938 г. и по обвинению в шпионаже приговорен Военной коллегией ВС СССР к ВМН. Он расстрелян 07.09.1938 г. и захоронен на спецобъекте НКВД “Коммунарка” . Именем Н. П. Горбунова была названа безымянная вершина (6 026 м) в Танымасском хребте на Памире. (Расстрельные списки. “Коммунарка”, Бутово. С. 11). В ходе экспедиции Е. Абалаков совершил первовосхождение на высшую точку страны, названную позже пиком Сталина, затем пиком Коммунизма (теперь это пик Исмаила Самани,   но кто знает об этом?). Братья Абалаковы, Виталий (1906—1986) и Евгений (1907—1948), заслуженные мастера спорта по альпинизму с 1940 г. Эти два альпиниста, начавшие восхождения на Кавказе в 1931 г., не имели равных себе. Легче назвать вершины, где они не побывали, особенно Виталий, т. к. он прожил долгую альпинистскую жизнь. Им совершено более 150 восхождений в горах Кавказа, Алтая, Памира, Тянь-Шаня; трижды он взошел на пик Ленина, руководил альпинистскими мероприятиями в различных горных районах страны, вел общественную и тренерскую работу. По профессии инженер-технолог, он много времени уделял разработке и конструированию спортивного снаряжения. В. Абалаков был награжден многими орденами и медалями, почетными знаками и грамотами, был почетным членом альпклубов Великобритании, США, Польши. Он является автором многочисленных книг и статей по спорту. В феврале 1938 г. вместе с другими альпинистами он был арестован и провел два года под следствием в Таганской тюрьме. Обвиняемый как руководитель шпионской организации, “взявший курс на уничтожение лучшей части альпинистов” , он все же остался жив. Ему каким-то чудом удалось “дотянуть” до “бериевской амнистии” , и в 1940 г. он по суду был освобожден. В 1958 г. при пересмотре дел на предмет реабилитации В. Абалаков вызывался в органы НКВД для дачи свидетельских показаний. Его мнения (на 16 страницах) о профессиональных и человеческих качествах репрессированных альпинистов подшиты к следственному делу О. Корзуна и представляют несомненный интерес для истории альпинизма.

Евгений Абалаков был талантливым скульптором и выдающимся альпинистом. Вместе с братом они открыли на Кавказе в 1931 г. эпоху сложных отечественных восхождений. Е. Абалаков был первопроходцем многих маршрутов. Его высшее достижение — пик Сталина (в 1933 г.); это и одно из первых в мире восхождений на семитысячники. Он был членом президиума Всесоюзной секции альпинизма, выступал с докладами и публикациями, был членом президиума Географического общества СССР. Е. Абалаков погиб в Москве. До сих пор неразгаданная трагическая случайность унесла жизнь одного из лучших альпинистов нашей страны. Его именем названа вершина (6 446 м) на Памире.          

В 1934 г. Харлампиев участвовал в восхождениях вместе со швейцарской группой альпинистов (руководитель Лоренц Саладин) в горных районах Караугома, Дых-Су, Безенги. Следующее совместное восхождение они совершили в горах Тянь-Шаня. Л. Саладин, к несчастью, погиб, спустившись с вершины Хан-Тенгри, умер от сердечной недостаточности. На следующий год после гибели альпиниста приехала жена швейцарского советника и, по поручению брата Л. Саладина, подарила Г. Харлампиеву киноаппарат “Сименс” .

В том же году Харлампиев сопровождал немецкую группу Гентера в район перевала Бечо и спустился с ним из Кабардино-Балкарии в Сванетию. Затем, не имея специального разрешения, в составе Мюнхенской молодежной команды он поднялся на Ушбу и стал первым советским альпинистом, совершившим траверс обеих вершин (4 696 и 4 694 м). И снова получил подарок: высококачественное заграничное альпснаряжение. (Вручал снаряжение руководитель другой немецкой группы — Ренка; Гентер погиб в Гималаях.)
Вскоре Харлампиеву написал еще один немецкий альпинист, прося сопровождать его в восхождениях по горам Кавказа и Тянь-Шаня. Георгий показал письмо Семеновскому, но тот посоветовал воздержаться от ответа, “так как время тревожное”.

Эти сведения стали обвинениями, предъявленными альпинисту Г. Харлампиеву на следствии. При обыске на квартире его родителей в Печатниковом переулке был обнаружен сундук с фотопленками, аппаратом для показа слайдов и киноаппаратом “Сименс” . Все это было конфисковано. На единственном допросе от 22 марта 1938 г. Харлампиева вынудили признаться, что он был “вовлечен в контрреволюционную шпионскую организацию” заслуженным мастером альпинизма Семеновским. В деле называются альпинисты: Иосиф Гринфельд, Соломон Слуцкин, Виталий Абалаков, Михаил Дадиомов, Сергей Ходакевич, Олег Корзун, “немцы” Заричняк и Зауберер, Розенцвейг, Левинсон.

Центральный Кавказ. Северо-западные стены Ушбы. Слева — северная вершина Ушбы,
справа — южная вершина.

В обвинительном заключении по делу музыканта и известного альпиниста говорится: “Следствием установлено, что одним из активных участников контрреволюционной организации альпинистов, ставящей своей целью свержение советской власти и восстановление капитализма и фашистской диктатуры в СССР, является Харлампиев Г. А.” Он обвинялся в том, что сопровождал в горы иностранцев, часто не имея специального на то разрешения, и получал от них вознаграждение. Особо было замечено, что он ходил со швейцарцами на Тянь-Шань “в приграничные районы” (шпионаж!).Инструктор альпинизма Г. Харлампиев (тюремная фотография). Расстрелян в Бутове. 28.05.1938 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск третий. С. 212)
Харлампиев, как и все другие альпинисты, содержался под следствием в Таганской тюрьме. Дома у него остались мать и находящиеся на его иждивении 18-летняя жена с сынишкой Аркадием, которому едва исполнилось пять месяцев. По решению двойки (ст. 58, пп. 6, 8 и 11) Георгий Харлампиев был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян на Бутовском полигоне 28 мая 1938 г.
В следственном деле находится письмо матери Георгия Харлампиева, которое она написала в 1955 г. на имя Главного прокурора Военной прокуратуры. По-видимому, она не получила ответа, так как на следующий год она снова пишет на то же имя. Эти письма невозможно читать без боли сердечной. Вот одно из них —письмо 1956 г.

Уважаемый т. Прокурор! Умоляю Вас, сообщите, где мой сыночек — ни разу с 1938 г. я никуда не писала. Мне 70 лет, дайте умереть, узнав, где сынок. Он кончил консерваторию, взяли его в марте 1938 г. (10 лет режимных лагерей — за что???) Георгий Аркадьевич Харлампиев проживал вместе со мной по адресу... Очень верю в Ваше милосердие, что пожалеете старуху, которая проплакала 18 лет. С низким поклоном
Анна Трофимовна Харлампиева

На этот раз соответствующие органы произвели проверку. Дело в 1957 г. было пересмотрено, Г. Харлампиев полностью реабилитирован. Конечно, была выявлена дата расстрела, но матери погибшего послали обычную циничную ложь: “Ваш сын, Харлампиев Георгий Аркадьевич, отбывая наказание в ИТЛ, умер 15 декабря 1941 г. от крупозного воспаления легких” . Она так и не узнала правды о судьбе своего сына. Прошло еще пятнадцать лет. Повзрослевший сын Г. Харлампиева Аркадий в 1962 г. снова запросил органы НКВД о судьбе отца и снова получил тот же самый ответ...(ГА РФ. Ф. 10035. Д. П-45035; “Бутовский полигон” . Вып. 3. С. 212.)

Одним из первых в Москве — 5 сентября 1937 г. — был арестован альпинист Георгий Евгеньевич Гернгросс. Г. Гернгросс —Инструктор альпинизма Г. Гернгросс (тюремная фотография). Расстрелян в Бутове. 10.12.1937 г. (Cм. “Бутовский полигон” . Выпуск второй. С. 140) потомственный дворянин, сын царского генерала, нач. штаба в С.-Петербурге. Семья владела крупным капиталом, имела три поместья — одно под Петербургом и два в Крыму. В 1914 г. Г. Гернгросс окончил Александровский (б. Царскосельский) лицей, получил прекрасное экономическое и юридическое образование. С начала войны 1914 г. служил уполномоченным Красного Креста. После революции лишился всего, был трижды арестован: в 1918, 1919 и 1920 гг. Его родной брат расстрелян ВЧК. Двоюродные братья, белые офицеры, эмигрировали в Америку и во Францию. В Наркомвнешторге, где Г. Гернгросс работал с 1926 г., он занимался организацией торговли с Востоком. В эти годы он увлекся изучением экономики Африки. Написал ряд книг и статей под псевдонимом Юг Ю. Фактически стал первым советским ученым-африканистом.  В его следственном деле нет упоминания о том, что он был альпинистом. Но имя Гернгросса не раз фигурирует в делах об участниках “контрреволюционных альпинистов” . Преподаватель английского языка, ранее — референт-экономист Наркомвнешторга, он был обвинен в “активной антисоветской агитации” и по постановлению тройки УНКВД по МО расстрелян 10 декабря 1937 г. на Бутовском полигоне***.(ГА РФ. Ф. Д. П-72828; “Бутовский полигон” . Вып. 2. С. 140.)

Мы назвали далеко не всех альпинистов, расстрелянных на Бутовском полигоне или на спецобъекте “Коммунарка” . Некоторые имена нам, вероятно, еще предстоит узнать в ходе дальнейших исследований и просмотра следственных дел. В составлении справок и спортивных биографий для статьи бесценную помощь оказали мастера спорта Павел Павлович Захаров, составитель энциклопедического словаря по альпинизму, и Юрий Иванович Пустовалов, директор московского горного клуба-музея “Альпинист” . Фотоматериалы — из следственных дел и личного архива П. П. Захарова.

Меняются времена. Меняются режимы, правители, а вместе с ними и названия гор. Нет уже пика Ягоды, пика Сталина (затем Коммунизма), Коминтерна, Шуцбунда. Нет в живых людей, дерзавших устраивать партсобрания среди вечных горных снегов. Уже и тех, кто оплакивал безвинно погибших, почти не осталось в живых. Неизменны лишь сами горы. И по-прежнему, несмотря ни на что, идут и идут к ним люди, порой внуки и правнуки погибших, горя желанием побывать на вершинах, люди, влюбленные в красоту и величие гор.


Л. Головкова, редактор Книги Памяти “Бутовский полигон”


 
« Пред.   След. »